Йожик (jozhik) wrote,
Йожик
jozhik

Categories:

О Латвии - культурологическое

В продолжении темы Латвии мне попалось интересное наблюдение о разнице культур. Автор - доцент философии Игорь Маков и его статья "Максла-фактор латышской культуры", опубликованная на портале "Делфи".

Несколько лет назад я переехал из России в Ригу. После многих лет жизни в Москве интересно было привыкать к новому месту. Гуляя по рижским магазинам, больше всего меня удивило огромное количество магазинов по организации быта, интерьерных магазинов и магазинов аксессуаров и подарков. Как культурного антрополога меня заинтересовало это явление. Очевидно, что такое преобладание интерьерности не случайно, а является особенностью культуры Латвии.

Поскольку, по слову Эдварда Бернейса (родоначальника PR и маркетинга), люди удовлетворяют не свои потребности (Бернейс, С.48), а свои желания, то очевидно, что спрос является выражением определенной культурной конфигурации. Иначе говоря, количество магазинов, рожденное спросом, определяется определенной культурной установкой людей. Итак, было интересно сравнить количество магазинов интерьера и аксессуаров в московском торговом центре и рижском торговом центре.

Понятно, что Москва и Рига не сопоставимы по количеству людей. Поэтому я взял торговый центр только одного московского района — Северо-Западный округ. Торговый центр МЕГА-Химки. Население этого округа чуть больше 900 тыс. человек. Учитывая, что там есть другие торговые центры, а также тот факт, что в торговые центры Риги едут из ближайших районов, думаю, можно сопоставить московский округ и Ригу с пригородами. Если не сильно придираться к цифрам, то видно, что приблизительное сравнение возможно. Торговая площадь примерно одинаковая.

Что получилось при сравнении. К примеру, если сравнить самый большой торговый центр в Риге (крупнейший Spice) и московский (МЕГА- Химки), то можно увидеть такую картину. В МЕГЕ на 211 магазинов приходится только 7 магазинов подарков и интерьера. В свою очередь, в Spice на 162 магазина приходится 15 магазинов интерьера и подарков. Иначе говоря, в Риге магазинов интерьера и подарков в два раза больше, чем в МЕГА. Ту же картину можно увидеть, если сравнивать другие торговые центры. Центры МЕГА находятся в Питере, Екатеринбурге, Новосибирске и других городах и везде они придерживаются одной схемы — доля интерьерных и подарочных магазинов составляет всего около 3% от общего числа магазинов. В Риге картина иная. Доля интерьерных и подарочных магазинов составляет до 10% от общего числа магазинов. Для маркетологов — это является знаком для построения стратегии продаж. Для культурного антрополога — это явление говорит о специфике местной культуры.

Для человека, приехавшего из России, при посещении торговых центров бросается в глаза обилие магазинов, связанных с интерьером, подарками и прочими вещами, которые можно отнести к предметам декоративно-прикладного искусства. В торговых центрах есть даже небольшие галереи художников, где можно купить картины, что немыслимо в России.

В латышском языке есть очень хорошее и емкое слово "māksla", которое обозначает искусство вообще. Искусство, как мы знаем, это образное осмысление мира при помощи изображения, звука и слова. В силу исторических причин литературное слово в Латвии не было развито хорошо. Притеснения латышского языка немецкими феодалами, шведами и российской империей не позволяли латышскому слову обрести свою литературную форму. Вместо этого хорошо развивались другие формы искусства — декоративно-прикладное искусство, изобразительное, архитектура и музыка. Поэтому теперь по большей части смысловой объем слова "māksla" составляют именно эти формы.

"Māksla" — это очень удачный термин, который я бы с удовольствием перенес в русский язык. Когда русский человек говорит слово "искусство", ему в первую очередь представляется "высокое искусство" — литература и музыка, изобразительное искусство. И в последнюю очередь он будет думать о декоративно-прикладном искусстве, которое в сознании уже давно отошло в область фольклора и музеев. Между тем, латыш, когда говорит слово "māksla", в первую очередь представляет себе картину, скульптуру, посуду, одежду, дом и потом музыку, и в последнюю очередь литературу. Я опросил несколько латышей и спросил, что им первое приходит на ум, когда они слышат слово "максла". Если усреднить, то ответ будет звучать так: картина, фотография, фарфор, гобелен, икебана. Для русского сознание эти образы немыслимы по отношению к понятию "искусство" или мыслимы, но находятся в конце списка.

Понятие "максла" имеет для латышского сознания более практический смысл. Поэтому понятие "māksla" очень удобно для культуролога. Максла — это искусство с большим акцентом на декоративно-прикладной и визуальный его аспекты. Эта прикладная ориентированность искусства, на мой взгляд, и определяет латышскую культуру. Я это называю Максла-фактором латышской культуры.

Максла-фактор латышской культуры объясняет, почему Латвия славится своей архитектурой, дизайном и модой. Этот же фактор объясняет ориентированность людей на интерьерность и бытовой дизайн. Вот почему в торговых центрах Риги так много интерьерных магазинов.

Почему я называю это максла-фактором, а не просто определенной чертой или особенностью культуры? Потому что максла-фактор — это больше, чем простая особенность. Понятие "фактор" задает определенную парадигмальность. Фактор — это особенность, которая становится причиной для каких-то постоянных изменений. Причем это происходит с регулярностью и постоянством.

Максла-фактор имеет большое значение. Он определяет мышление и поведение латыша. Кроме того, этот фактор имеет культурообразующее значение, иначе говоря, он влияет на окружающую его культуру и ее воспроизведение. Таким образом, максла-фактор влияет на культуру русских в Латвии, которые в силу этого уже перестают быть культурно русскими.

Однажды мне довелось в Риге перетаскивать в офисе мебель. Мы с напарником (латвийским русским) несли стол по коридору. Я отметил про себя, как аккуратно мой напарник нес и перемещал стол. Он делал все медленно, проверял, чтобы углы не задели стену и не испортили ее. Все было аккуратно и красиво. И я вспомнил, как мы делали перестановку в московском офисе. Столы и стулья просто летали, стены были поцарапаны, столы в краске, в общем надо было делать ремонт. Понятно, что все это происходило машинально. Человек из общей бытовой культуры, которая передается через воспитание, воспринимает образцы поведения с вещами. Человек учится определенным образом завязывать шнурки и переставлять вещи с места на место. Это становится привычкой, которая, в свою очередь, являет собой образ бытовой культуры общества. Я с удивлением обнаружил, что русские в Латвии демонстрируют совершенно иной образ действия с вещами, нежели это происходит в России. Для россиянина вещь имеет иное значение. Латышский максла-фактор влияет на бытовое поведение русских в Латвии и изменяет его.

Максла-фактор в быту — это более внимательное и любовное отношение к вещам. Поскольку каждая вещь является носителем красоты. В пространстве латышской культуры вещь, дом, одежда являются местом творческой реализации человека. Функциональность вещи здесь может спорить на равных с эстетикой. Можно даже сказать, что в понятие функциональности для латыша входит понятие красоты вещи. Вещь не может быть функциональной, если она не красива. Однако я не буду здесь рассуждать о том, что именно является красивым, а что нет. Это вопрос стиля. Пока для меня является важным определить культурный фактор, который определяет повседневную жизнь жителей Латвии.

Источник: http://rus.delfi.lv/news/daily/versions/igor-makov-maksla-faktor-latyshskoj-kultury.d?id=44555478#ixzz33NyaakKX

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТУТ: http://rus.delfi.lv/news/daily/versions/igor-makov-maksla-faktor-latyshskoj-kultury-2.d?id=44567252
Subscribe

  • Грядущее

    Получил персональное приглашение на встречу с Папой Римским. Настоящим. Франциском. Встреча назначена на 24 сентября сего года в Риге на Домской…

  • Анонс

    Читаю тут книженцию с афоризмами-размышлизмами о мире, Боге, человеке... Приведу тут несколько цитат из неё, а подробности потом: "Рай заканчивается…

  • Размышлизмы о вере

    Мной замечено, что когда человек теряет веру в себя, то есть, говоря научным языком, в моменты кризиса самоидентификации (а это случается по…

promo jozhik april 24, 2017 13:09 49
Buy for 10 tokens
Наверняка многие, даже далёкие от мира оперы, знают имена великих теноров прошлого, типа Энрико Карузо, Марио Ланца или Сергея Лемешева. Так же многие знают трио великих теноров недавних десятилетий: Пласидо Доминго, Лучано Паваротти и Хосе Каррерас. Кстати, двое из них уже в довольно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments